Тема:

Ситуация вокруг КНДР 5 суток назад

Саммит в Сингапуре: кто выиграл, кто проиграл?

Совбез ООН должен задуматься о шагах по ослаблению санкций против КНДР. Об этом заявил постпред нашей страны при всемирной организации Василий Небензя. Пхеньян выразил готовность к ядерному разоружению. А тем временем, на западе продолжается спор — кто больше выиграл от исторического саммита — КНДР или США?

Гнев и ярость сменились рукопожатием и взаимными приглашениями в гости. Вашингтон гарантирует Пхеньяну безопасность, тот, в свою очередь, обещает содействие полной  денуклеаризации Корейского полуострова. Правда, с оговорками — в договоре нет пункта о необратимом отказе от ядерного оружия. В американском Сенате уже слышны жалобы — якобы ничего не поменяется, а разоружение будет долгим и непрямолинейным.

Зарубежные СМИ судачат — был ли это двойной выигрыш win-win, или все-таки победа Ким Чен Ына. Европейские СМИ безоговорочно отдают выигрыш северокорейскому лидеру — плюсов от соглашения у Пхеньяна, по их мнению, куда больше, чем у Вашингтона.

Акцентируют внимание, что Трамп пошёл на большие уступки — по крайней мере на словах — это и отмена учений с Сеулом, и начавшиеся разговоры о снятии санкций с Пхеньяна. Впрочем, эксперты скептично относятся к последним заявлениям американского лидера.

Американские издания несколько иронично пишут — ситуацию с КНДР Трамп решил использовать в собственных целях. Ведь его же избиратели критикуют за позицию по Сирии, Ирану, ухудшению отношений с Брюсселем. Вернувшись домой, он гордо заявил — КНДР больше не ядерная держава.

В сложных, тонких мирах экономики и безопасности он не достиг ничего, кроме разрушения: предыдущих соглашений, институтов, даже успокаивающего заявления G7, сделанного всего несколько дней назад. Между тем, в Сингапуре у него получилось чего-то достичь без обсуждения сложных вопросов, без каких-либо интеллектуальных усилий вообще: фотография, "прорыв", образ человека с чутьем на сделки, который хочет "мира".

Отдельный вопрос — сможет ли Трамп удержать свою позицию по КНДР. Своё мнение по Северной Корее  он уже менял неоднократно, да и на сам формат встречи решиться ему было трудно.

"На Трампа давят, потому что он в большей степени рисковал. Он серьёзно думал идти на подобное мероприятие с серьёзными рисками или нет. Ким рисковал в меньшей степени, и, действительно, получилось так, что Трамп сделал шаг в сторону Кима. Но, на самом деле, Трамп скорее, сделал шаг в сторону большего уровня прагматизма", — считает Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.

Министр иностранных дел Сергей Лавров уверен, что у двустороннего формата США-КНДР мало будущего. Ситуация сдвинулась с мертвой точки, но чтобы достичь конкретики — диалог нужно вести по-другому.

При всей важности разрешения проблем между Соединенными Штатами и КНДР, включая и этапы денуклеаризации полуострова, и гарантии безопасности, ясно, что в двустороннем формате эти проблемы решиться едва ли смогут в полной мере. И все участники шестисторонних переговоров неизменно исходили из того, что увенчать этот процесс должно создание системы мира, безопасности и стабильности во всей Северо-Восточной Азии.

Ясно одно — процесс полного ядерного разоружения займёт годы, но факт прямого диалога США-КНДР уже вывел Пхеньян на новый уровень на политической арене. Главное, чтобы настроение американской администрации не поменялось, как это часто бывает с США при выполнении международных соглашений.

Сегодня