Десятки тысяч дефицитных лекарств нашли просроченными на складе в Петербурге

В Петербурге обнаружены десятки тысяч упаковок дефицитных лекарств с истекшим сроком годности. Значительная часть этих медикаментов (больше чем на 300 миллионов рублей) была закуплена за счет бюджета и предназначалась льготникам, в том числе, пациентам онкологических клиник, больным астмой и диабетом. Пока лекарства портились на складе, петербуржцы не могли получить нужные препараты: аптеки города приостановили обслуживание сотен рецептов. Как такое могло произойти?

Центральная фармацевтическая база Петербурга, где прокуратура обнаружила просроченные лекарства для льготников на 333 миллиона рублей. 156 тысяч пачек с лекарствами занимают несколько комнат. Столько препаратов здесь скопилось за 10 лет. Например, "Интерферон" (7 тысяч рублей за упаковку), срок годности истек 1 апреля прошлого года. Одно из самых дорогих лекарств "Иматиниб" (25 тысяч рублей за коробку), срок годности истек 1 апреля.

Лекарства для онкологических больных, для пациентов с рассеянным склерозом и тех, кто перенес трансплантацию органов, для астматиков и диабетиков. В социальных сетях пользователи часто ищут эти препараты. Проверку начали после многочисленных обращений пациентов, которые не могли получить положенные им льготные лекарства. Вот и сейчас в Петербурге 670 рецептов на так называемом "отложенном обслуживании".

"Зачастую гражданам выписывается рецепт в январе, допустим, 2018 года, вместе с тем реализовать они его могут только спустя 3 или 4 месяца", — отмечает старший прокурор отдела по надзору за соблюдением прав и свобод человека и гражданина прокуратуры Санкт-Петербурга Елена Костерина.

Надежда держит в руках августовский рецепт, по которому до сих пор не может получить лекарство для сына. Уже два раза она на свою зарплату кладовщицы покупала препарат. Стоимость одной упаковки — порядка 40 тысяч.

"Лекарство "Имбрел" очень дорогое, а диагноз — ревматоидный артрит. В августе был выписан рецепт, звоним в аптеку – "нет", "нет", — рассказывает Надежда Хахель.

Ольга страдает рассеянным склерозом. Качество ее жизни напрямую зависит от регулярного приема лекарств, но этим летом она месяц жила без нужного препарата. Получила его только после обращения в прокуратуру. "Я долго искала лекарство, я начала полноценную жизнь. И вдруг лекарство пропадает, — говорит женщина. — Я жду неделю, две. Понимаю: нужно действовать. Я боюсь за свою жизнь, а также понимаю, что не я одна сижу без лекарств".

Трехлетняя дочка Аксиньи страдает муковисцидозом. Ей ежедневно нужны витамины, которые тоже почему-то невозможно получить по рецептам. "Рецепты получены, поликлиника выписала, в аптеке на отсроченное обслуживание поставили, но получить я их не могу, — сообщает Аксинья. — Комитет здравоохранения не дает никакой грамотное разъяснение, несмотря на то, что я хожу туда ежемесячно, провожу врачебные комиссии, пишу письма".

В комитете по здравоохранению уверяют, что просроченные лекарства не из тех, в которых остро нуждаются горожане. Напротив — эти препараты не были востребованы. Одни были поменяны лечащими врачами на более современные, другие — вызывали тяжелые побочные эффекты.

Как правило, плохо переносятся пациентами дженерики — дешевые аналоги дорогих оригинальных лекарств, но комитет должен закупать именно их (таков закон). "Закупки проводятся по 44-му федеральному закону, по международным непатентованным наименованиям, — поясняет начальник управления по организации работы фармацевтических учреждений комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга Людмила Сычевская. — Понятно, что выигрывают дженерические препараты, и, конечно, при трансплантации органов, как говорят мамы, "мы дали своему ребенку почку, а вы нам покупаете самый дешевый дженерик", конечно, происходит очень тяжелая ситуация".

300 миллионов рублей, получается, потрачены впустую. Лекарства остаются невостребованными и копятся на фармбазах. Вернуть их поставщикам нельзя, списать и уничтожить – тоже (не разработана процедура). Минздрав и Росздравнадзор, как говорят в Петербургском комитете по здравоохранению, в курсе ситуации. Федеральная служба проводила проверку, нашли препараты, данные передали в прокуратуру, заверили в ведомстве.

Возможно, в будущем предотвратить такие ситуации поможет система маркировки лекарств, которая отслеживает путь каждой упаковки от конвейера до пациента. "Там могут настраиваться алерт-сигналы, когда система подает информацию, о том, что у конкретных препаратов в ближайшее время может истекать срок годности, — говорит заместитель генерального директора по связям со СМИ и маркетингу центра развития перспективных технологий Реваз Юсупов. — На примере сегодняшней ситуации мы можем говорить: для государства это тоже важно".

Прокурорская проверка продолжается. Результатом может стать уголовное дело по статье "Халатность", но очевидно, что этого недостаточно. Система, когда действительно нужных лекарств нет, а ненужные — пылятся на складе, нуждается в изменении.

Сегодня